Жаркое лето тридцать седьмого

«Жаркое» лето тридцать седьмого
В нашей стране не забыть никогда.
Многие спросят: «А что в нем такого?».
Не притворяйтесь, прошу, господа.

Не притворяйтесь, довольно лукавить –
Ведь все равно знает каждый из нас,
Как в том году «Никого не оставить!
Всех расстрелять!» — был подписан приказ.

Как приезжали средь ночи машины,
Сразу все знали – пришли забирать.
В дверь в униформе стучали мужчины –
Нечего делать… Спеши открывать.

Брали так всех – инженеров, поэтов,
Даже своих же – из НКВД.
И добивались от бедных ответов.
«Да, я виновен» — звучало везде.

Были и те, кто ушел от арестов,
Прыгнув с балкона иль прям из окна,
Пули пустив из своих пистолетов
В свой же висок, когда участь ясна.

Сотни и тысячи мирных, невинных
Были расстреляны ну ни за что.
Просто так Вождь на своих подчиненных
Страх нагонял, чтоб боялись его.

Вечная память вам, те миллионы,
Кто из тюрьмы не вернулся тогда,
Кто под прицелами, словно мишени,
Молча смотрели все смерти в глаза.

«Жаркое» лето тридцать седьмого
В нашей стране не забыть никогда.
Ведь на вопрос: «А что в нем такого?»
Знаете все вы ответ, господа.

      Вячеслав Егоров

2008 год

Написать ответ

В началоВ начало