Призрак отца Иоанна. глава первая

 

ПРИЗРАК ОТЦА ИОАННА
Социальный детектив. В милицию поступает сообщение об ограблении дачи бывшего сотрудника КГБ СССР, ныне писателя-пенсионера. Сотрудники спецподразделения Х-9, приехавшие на место происшествия, выясняют, что никакого ограбления не было, а имело место довольно странное событие…
| Глава первая | Глава вторая | Глава третья | Глава четвертая | Глава пятая | Глава шестая | Глава седьмая | Глава восьмая | Глава девятая |

 

Известный писатель Алексей Евгеньевич Рюмин сидел за старой пишущей машинкой, нажимая на кнопки с буквами. Рядом на столе лежали листы с еще незаконченным очередным романом. Шестидесятисемилетний пенсионер, круглолицый, с седыми волосами на голове, более тридцати лет проработавший в КГБ СССР, после ухода на пенсию решил посвятить себя творческой деятельности.

Самый первый его роман о работе Комитета Государственной Безопасности был издан небольшим тиражом. Но когда он разошелся, общественность потребовала переиздать роман большим тиражом. Так Алексей Евгеньевич получил признание и стал популярным и одним из самых востребованных писателей в России. Он начал писать больше. И каждая его книга становилась бестселлером.
Жил Рюмин в двухэтажном особняке недалеко от Москвы, построенном еще в конце восьмидесятых годов на деньги Партии, со своей супругой Натальей Николаевной. Двое детей жили и работали в столице в известном туристическом агентстве. Но каждую неделю по выходным они приезжали к родителям, привозя с собой дорогие деликатесы, спиртные напитки, дорогую и стильную одежду от самых известных модельеров. Сын предлагал отцу купить для работы компьютер, но Рюмин категорически отказывался, говоря, что компьютер – это адская машина и что на старой машинке ему лучше пишется. Хотя ни на чем другом писать он не пробовал.
В кабинет (так Рюмин называл небольшую комнату на первом этаже с письменным столом, небольшим кожаным диваном и книжным шкафом) вошла низенькая ростом с крашеными в рыжий цвет волосами Наталья Николаевна. Она подошла к мужу, дотронулась рукой до плеча.
— Алексей, отдохнул бы чуток. Пойдем на улице посидим. Погода вон какая хорошая, солнце светит. А?
— Сейчас, сейчас, Наташа. Только страницу допишу. – Ответил Рюмин, не отрывая глаз от машинки.
— Много еще? – Женщина посмотрела на лист. Муж печатал только на середине. – Ууу, еще полстраницы.
— Угу.
— Алеша, ну отдохни. Ты ведь целый день сидишь уже.
— Сейчас, мать, сейчас. Ты иди, а я догоню. – Рюмин поднял голову и поцеловал жену в щеку. – Через пять минут буду.
— Хорошо. Я буду ждать.
Женщина вышла из кабинета, прошла по длинному коридору к входной двери и вышла на улицу. Действительно, погода стояла прекрасная. Был уже конец августа, а солнце грело как в июне. Ни малейшего ветерка не было. На небе ни облачка. Женщина села в мягкое кресло и закрыла глаза. Нахлынули воспоминания о прошлом, о детях, о том, как они росли, ходили в школу, играли во дворе, когда вся семья еще жила в Москве… Как она с мужем гуляли в парке имени Горького, держа его за руку. Вспомнились и многочисленные банкеты в Кремле и на Лубянке, в ресторанах, когда собиралось руководство страны, руководство КГБ, да и простые служащие, и отмечали какой-то праздник или чей-то день рождения. И они, Рюмины, всегда были одними из первых в списках приглашенных. А сейчас что? Они живут здесь, в этой небольшой деревне, в двухэтажном доме, вдвоем. Дети приезжают раз в неделю. Никто больше никуда не приглашает. Никаких банкетов, праздников. Изредка только позовут на какой-нибудь вечер в Союзе писателей. И все. Куда все пропало? Почему сейчас мы никому не нужны? Что с нами случилось?
От всех этих мыслей Наталью Николаевну оторвали звуки приближающихся шагов. Она открыла глаза и увидела идущего к ней мужа. Улыбнувшись, она приподнялась и поправила халат.
— Ты вышел, наконец? – Ласково проговорила женщина. – Садись. Посмотри, какое солнце, как тепло.
— Да, ты права. Погода действительно чудесная. – Алексей Евгеньевич сел рядом с супругой, обняв ее. – О чем ты думала?
— Да так… Вспомнила прошлое. Как тогда хорошо было, дружно, весело. А сейчас? Куда это все исчезло?
— Эх, Наташенька, я сам часто задаю себе этот вопрос. – Рюмин убрал руку с плеча жены и скрестил пальцы обеих рук. – Слишком уж круто повернулось все в девяностых годах. Сначала бунты, путчи, приватизация. Потом война в Чечне, передел собственности, дефолт, теракты, вторая война в Чечне. Все это негативно сказалось на жизни нашей страны. Люди стали злее, недоверчивее, скупее. Вот и результат.
— Да, натворили дел, конечно, наши Горбачевы, Ельцины, Гайдары, Чубайсы…
— Вот и натворили… — Вздохнул Рюмин. – Теперь с этим ничего не поделаешь. Остается только одно – жить и выживать.
— А что дальше будет? – Посмотрела на мужа Наталья Николаевна.
— Не знаю, Наташа. Не знаю, что будет дальше. Но лучше уже не будет.
— Ты думаешь?
— Я не думаю, а знаю. Мы хотели сделать жизнь лучше. Мы уже почти сделали ее такой. Но нам помешали. Пусть теперь они попробуют. Может, что-нибудь получится? – Рюмин встал, выпрямил спину, погладил поясницу. – Пойдем, погуляем, Наташа?
— Пойдем. Только сейчас дверь закрою. – Женщина встала, закрыла дом и спустилась по ступенькам на асфальтированную дорожку. – Пошли.
Они вышли за калитку и пошли по едва заметной тропинке. Их дом стоял рядом с небольшим лесочком, от которого и отделяла его небольшая тропинка. Наталья Николаевна шла у деревьев, время от времени наклоняясь и срывая небольшие грибы, которые складывала в большие кармана своего халата. Муж смотрел на нее и иногда посмеивался.
— Наташа, у нас грибов уже полный подвал. Ну, хватит.
— Еще два-три сорву и все. – Сказала женщина, наклонилась, взяла гриб и положила в карман.
— Все, иди ко мне. – Протянул руку Рюмин и обнял жену. – Давай просто погуляем.
Они гуляли долго. Ходили, разговаривали, шутили, смеялись. На обратном пути зашли к соседям, посидели, попили чай. Подходя к дому, Алексей Евгеньевич почувствовал что-то неладное. Он посмотрел на входную дверь. Она закрыта. Да и он хорошо помнит, как перед уходом Наталья Николаевна закрывала дверь на ключ. Войдя во двор, Рюмин огляделся вокруг. Все было в порядке.
— Алеша, что с тобой? – С тревогой спросила женщина.
— Да какое-то странное ощущение. – Пожал плечами Рюмин. – Нехорошее предчувствие какое-то.
— Бог с тобой! Типун тебе на язык. Пошли в дом. – Наталья Николаевна открыла дверь и первой вошла в прихожую. Но не успел Рюмин подняться по ступенькам, как она выбежала из дома, вся дрожа.
— Наташа, Наташенька, что с тобой? – Алексей Евгеньевич взял жену за руки и прижал к себе. – Что случилось?
— Там… там… там… – повторяла женщина, не в силах ничего выговорить.
— Что там, Наташа? Что там?
— Там… там… привидение…
— Какое привидение? – Рюмин посадил жену в кресло, а сам вбежал в дом. Во всех комнатах все было перевернуто вверх ногами. Мебель опрокинута. На полу лежали газеты, журналы, книги. Посуда была вся перебита. Осколки валялись по всему первому этажу. Одежда была разорвана. Шторы сорваны. Рюмин огляделся, но нигде никого не увидел. Он подошел к телефону. Тот не работал. Тогда Рюмин достал из кармана мобильный телефон. Набрав номер, он произнес:
— Алло? Милиция? Примите вызов. Ограбление… Записывайте адрес…

Написать ответ

В началоВ начало