Елга

На небольшом футбольном поле во дворе пятиэтажного дома мальчишки и подростки с криками гоняли мяч, неподалеку на скамейках сидели юноши с девушками, обнимаясь, о чем-то оживленно разговаривая и тихо попивая пиво, а на лавочках у подъездов, как всегда, сидели бабушки, обсуждая очередной сериал или ток-шоу. В песочнице играли малыши под присмотром молодых мамочек.

Вдруг у одной из мам запиликал мобильник. Ирина взглянула на свою двухлетнюю дочку Катю, которая увлеченно что-то строила из песка, потом встала и, отойдя от других мамочек, ответила на звонок.
— Влад, я же сказала, что сегодня не могу. Я сижу с дочкой, мама болеет.
— …
— Нет, нет и нет.
— …
— Влад, а на кого я Катюшку оставлю? Нет, сегодня никак. – Ирина начинала раздражаться от разговора. – Все, Влад, давай. Я гуляю с дочерью во дворе, а за ней глаз да глаз нужен. Все, пока!
Ирина сложила раскладушку «Samsung», постояла минуту, постепенно приходя в себя. Влад был ее любимым мужчиной, с которым она встречалась уже год после того, как развелась с Сергеем, пьяницей и дебоширом. Теперь они жили втроем – Ирина, Катюшка и мать Ирины Тамара Васильевна. Как раз на сегодня была назначена встреча Ирины с Владом, на которой они планировали обсудить свою свадьбу, но Тамара Васильевна неожиданно заболела и оставлять с ней двухлетнюю Катюшу было опасно. Поэтому Ирина решила никуда не ходить, а посидеть с дочкой.
Ирина постояла минуту и повернулась к песочнице. Там по-прежнему играли малыши, а рядом стояли и сидели их мамочки. Ира подошла поближе. Вдруг что-то закололо в груди – ее Катюши нигде не было. Женщина оглянулась вокруг, заглянула под небольшие лавки, осмотрела песочницу и всех детишек – Катюши нигде нет.
— Валь, ты Катю не видела? – спросила Ирина одну из молодым мам.
— Нет.
— Таня, а ты?
— Неа, не видела. – Ответила курящая блондинка лет двадцати шести.
Сердце Ирины начинало колоть еще сильнее. Она обошла всю песочницу, всю детскую площадку с качелями, горками и лестницами, но ребенка нигде не было.
— Во курва. Проболтала со своим мужиком по телефону, аж дочь потеряла – Злобно проговорила Татьяна, бросив окурок прямо в песок.
— Тань, ну что ты говоришь-то? – Попыталась было возразить Валентина, у которой Ирина спрашивала, но блондинка ее перебила:
— Ой, да иди ты! А то я Ирку не знаю! Со всеми мужиками переспала в округе. Интересно, она сама-то хоть знает, от кого Катька? Саша, пошли домой.
Татьяна взяла за руку своего сына и быстро направилась к подъезду, вскоре скрывшись в нем. Валентина посмотрела на мечущуюся Ирину, покачала головой. Она-то знала Ирину со школы, знала, из-за чего она развелась с бывшим мужем, и знала, что ни с кем Ирина не спала, а вела порядочный образ жизни. Зря Танька наговаривает. Валентина тоже окинула взглядом песочницу, детскую площадку, двор, но Кати нигде не было. Она хотела было подойти к Ире и успокоить, предложить вызвать полицию, но потом передумала. Успокаивать бесполезно, а полиция начинает поиск лишь после трое суток. Валя взяла свою дочку и тоже медленно пошла с ней в подъезд.
Ирина тем временем несколько раз подряд обежала весь двор, всю детскую площадку, опросила всех детей, играющих футбол, всех бабушек у подъездов, но все тщетно. Катю никто не видел. Она просила о помощи молодежь, но те лишь отмахивались от нее, как от назойливой мухи. Полупьяные мужики громко посылали ее могучим трехэтажным, а другие родители шарахались от Ирины, как от сумасшедшей. Женщина и на самом деле была похожа на сумасшедшую – красное, помятое от слез лицо, под глазами появились мешки, волосы, еще недавно хорошо уложенные, сейчас были растрепаны, развевались. Казалось, Ирина постарела лет на двадцать. Узнать ее было тяжело.
Ирина еще раз пробежала по двору, заглядывая в каждую дверь, каждый проем, еще раз оглядела детскую площадку, которая совсем опустела. Все разошлись по домам, молодежь отправилась к ларькам за очередными бутылками пива. Вокруг не было ни души. Ирина опустила руки, перешагнула через бордюр и медленно пошла к детской площадке. Позвонить Владу? Попросить приехать? Нет, он не приедет. Ведь она отказалась ужинать с ним сегодня ради дочки, ради Кати, ради Катюши…
— Ка-тю-ша!!! – Во весь охрипший голос из последних сил закричала Ирина. Но лишь эхом прозвучало имя дочки. Больше ни звука…
Ирина опустила голову, закрыла лицо руками и зарыдала. Она никогда не рыдала. Она всегда старалась быть сильной в любых ситуациях. Даже когда бывший муж избивал ее до полусмерти, она не рыдала, даже не всхлипывала. А сейчас заплакала, сейчас зарыдала. Впервые в жизни.
— Ка-тю-ша!!! – снова попыталась крикнуть Ирина, но вышло это слабо. И она опять закрыла лицо руками и затряслась. Ей было абсолютно все равно, что уже почти стемнело. Ей было все равно, что из окон дома и с балконов на нее смотрели. Ей было все равно, что на улице не было уже никого, даже молодежи, вечно тусующейся допоздна. Она хотела лишь одного – обнять Катю, обнять свою нежную, такую беззащитную малышку.
Вдруг что-то мокрое коснулось ноги Ирины. Она убрала руки. Перед ней стояла простая дворняжка. Небольшого роста симпатичная собачка стояла и тоже грустно смотрела Ирине прямо в глаза. Потом опустила мордашку и снова прикоснулась мокрым носом к ноге Ирины. Женщина протянула руку, чтобы погладить неизвестно откуда появившееся прекрасное создание, но Елга (а именно это было написано на старом ошейнике на шее собаки) отошла немного назад, повернула голову немного в сторону и тихо заскулила. Ирина проследила за взглядом собаки – смотрела Елга в небольшой лесок, буквально пять-шесть больших деревьев, отделявших двор от дороги. Елга снова привлекла внимание Ирины, коснувшись носом ноги и снова отошла немного назад, повернув голову в сторону деревьев и заскулив.
«Катюша! Боже мой, Катюша там!» — промелькнуло в голове у Ирины. Она вскочила и быстрыми шагами пошла по направлению посадки. Елга бежала впереди.
— Давай, Елга, давай, родная, покажи, где Катюша, покажи, пожалуйста. – Приговаривала Ирина, едва поспевая за собакой. Когда до леска осталось метров десять, Елга остановилась, посмотрела на Ирину, снова повернулась к деревьям и, уже завыв, побежала еще быстрее. Добежав до деревьев, Елга пробежала несколько метров до следующего дерева и остановилась. Остановилась и завыла. Громко завыла. Ирина, подбежав к тому месту, увидела прижавшуюся к дереву, буквально окаменевшую от страха и холода сидевшую на холодной земле Катю. Ирина со слезами бросилась к дочери.
— Катюша, Катенька, маленькая моя, дочка, любимая… — Ирина захлебывалась слезами счастья.
— Мама, мамочка… — Еле выговорила девочка.
— Да, Катюша, да, родная, это я. Пойдем домой, пойдем. Сейчас согреешься.
Ирина взяла дочь на руки и, прижав к себе, все еще плача, пошла обратно во двор. За спиной заскулила Елга. Ирина остановилась и, обернувшись, кивнула дворняге головой:
— Пошли, Елга. Пошли с нами, спасительница ты наша, пошли.
Они втроем прошли двор, вошли в свой подъезд, поднялись на нужный этаж и, открыв дверь, зашли в квартиру. Ирина быстро набрала теплой воды в ванной, искупала, согрела Катюшу, которая уже засыпала. Укутав девочку в полотенце, Ирина перенесла ее из ванной в кровать, укутала одеялом. Девочка заснула мгновенно.
Ирина присела рядом с кроватью, Елга немного боязливо подошла и тоже села рядом. Теперь уже Ирина гладила ее по спине, на шее, по голове. Гладила, гладила, гладила. Ирина просидела так, на коленях возле кровати дочери до утра, поглаживая Ельгу, и думая о том, как же все-таки несовершенен этот мир, как он неправильно устроен, как он жесток… Столько всего за прошедший день и вечер пережила Ирина, сколько пережила Катюша, и хоть бы кто-нибудь, хоть бы один человек предложил помощь. Наоборот, сначала соседка посмеялась и оскорбила, а потом молодое поколение отмахивалось от нее, потом пьяные мужики послали ее куда подальше. И никому нет дела до ее горя. Никому нет дела до пропавшей неизвестно куда двухлетней девочки. Все отвернулись от нее, абсолютно все, кроме вот этой несчастной дворняжки Елги. Только Елга почувствовала, видимо, что Катюша может стать точно такой же беспризорной дворнягой. И решила помочь.
Да, они, собаки, тоже умеют решать, тоже умеют думать, чувствовать, переживать чужую боль, чужое горе. И Елга это доказала сегодня, когда весь этот жестокий мир отвернулся от Ирины, когда чуда уже ждать было неоткуда. Но оно пришло. Оно пришло в виде простой дворняги, судя по старому истрепанному ошейнику, уже давно бродившей по земле в одиночестве и спасая попавших в беду людей…

Вячеслав Егоров, май 2013 год

5 комментариев к “Елга”

  1. Бормотова Алла Николаевна:

    Мир лежит во зле. Однако. У Бога всегда есть способ защитить того , кто Его любит.

  2. Анна:

    Слава Богу, что девочка нашлась! И все же странно, что мама не стала звонить в полицию. Вобщем-то, это первое что она должна была сделать. Точно не знаю, но по-моему на детей правило 3-х суток не распространяется. И, конечно, она должна была звонить этому своему Владу. Если уж у них такие близкие отношения, что даже свадьба намечается и мужчина в ближайшем будущем станет отчимом для девочки, он непременно должен был примчаться на помощь. И маме своей она должна была сказать. Вообще, к людям надо обращаться за помощью. Мало кто подойдет и сам спросит что случилось, но если просить, непременно кто-нибудь откликнется. А в первую очередь, конечно, нужно просить близких людей.

  3. Вячеслав Егоров:

    Ну, как видите, она просила, спрашивала, но все отворачивались. Впрочем, это художественное произведение. В жизни бывает и иначе, но как-то не очень часто

  4. Павел:

    Не понятно только, почему у беспризорной дворняги был ошейник.

  5. Екатерина:

    http://ppp1.ru/Section/Item/51f106d874f67c06880209c2

    хорошие новости

    В магазине ко мне подошла маленькая девочка и попросила: «Возьми меня на ручки». Я так и сделала, подумав, что она потерялась. Малышка просто обняла меня, а потом спрыгнула. Я уставилась на нее, а она объяснила: — Хотела, чтоб ты улыбнулась.

Написать ответ

В началоВ начало