Двое в большом городе

В этот последний декабрьский день, когда люди торопятся кто куда – кто в магазины за продуктами к праздничному столу или за подарками, кто с работы пораньше домой прийти, чтобы вместе с семьей готовиться к встрече Нового года – снег шел не переставая. Вообще уже четвертые сутки в городе стояла мерзкая погода. То валил снег, то капал дождь. На улицах было грязно и неприятно. Люди то и дело проваливались то в снежные сугробы, то в лужи. И от всего этого беспрестанно матерились, не обращая внимания на детей.

Игорь вышел из подъезда, остановился и прикурил сигарету. Ему было сорок пять лет. После развода с женой, бросившей его ради другого, он вот уже семь лет жил один, так и не найдя достойную спутницу жизни. Детей у них не было, хотя Игорю всегда хотелось иметь сына. Игорь работал простым слесарем в ЖЭУ, получал гроши, и жена Ирина постоянно бранила его за это. В конце концов, она собрала вещи и ушла. Игорь не стал удерживать ее. Но и не начал пить с горя, как это часто бывает. Он мужественно перенес развод и продолжал работать. Зарплаты хватало ему одному. И проблем с оплатой коммунальных услуг и с пропитанием у Игоря не было.

В этот день, 31 декабря, Игорь вышел просто прогуляться, купить бутылку пива и немного продуктов, чтобы спокойно в одиночестве встретить Новый год. Он не собирался никого приглашать в гости, и идти сам тоже никуда не собирался. Прикурив сигарету, Игорь неторопливо пошел по улице в сторону магазина. Идти было недалеко, но Игорь не спешил. Он шел медленно, стараясь не угодить в грязь.

Зайдя в магазин, он подошел к прилавку, за которым стояла его давняя знакомая. Поздравив ее с праздником, Игорь положил все купленное в пакет, заплатил деньги и вышел из магазина.

Пройдя несколько метров, Игорь услышал что-то похожее на плач. Он оглянулся, но нигде никого не увидел. Неподалеку стояли мусорные баки, а за ними был заметен слабенький синий дымок. Похоже, кто-то жег небольшой костер.

«Бомж какой-то греется» — подумал Игорь и пошел дальше. Но идти ему предстояло как раз мимо этих баков. И чем ближе подходил он к бакам, тем громче слышал плач. Игорь решил заглянуть и посмотреть, вдруг, кто-то упал, сломал себе что-нибудь и не может встать. Но то, что увидел Игорь в следующую секунду, повергло его в шок.

Прижавшись к железному мусорному баку, на какой-то картонке, весь трясущийся от холода, сидел мальчонка лет семи и жег маленький костерчик, пытаясь хоть как-то согреться. Одетый кое-как: жалкое разорванное пальтишко шестидесятых годов, простые детские штанишки, на голове старая потрепанная спортивная шапочка с надписью «Динамо», на ногах обычные маленькие кроссовки – он своими крохотными грязными ручонками он то и дело вытирал застывающие от мороза слезинки.

У Игоря сжалось сердце. Он поставил пакет на землю, подошел к мальчику и присел на корточки перед ним. Увидев взрослого, малыш отполз подальше и смотрел на подошедшего испуганными глазами.

— Не бойся, не бойся. – Ласково проговорил Игорь. – Я не сделаю тебе ничего плохого. Как тебя зовут?

— Сссережжа. – Еле выговорил мальчик.

— Сережа? Очень хорошо. А меня дядя Игорь. Ты, наверное, потерялся? Где твои мама, папа?

— Нет, дяденька, я не потерялся. – Ответил малыш, снова подползя к костру. – А мамы с папой у меня нет.

— А брата, сестры тоже нет? Бабушка, может?

— Неа.

— Совсем один-одиношенек? Бедный. – Игорь взял пакет, достал хлеб и колбасу, отломил по куску и дал мальчику. – Вот, возьми, поешь. Есть хочешь, вижу.

Сережа схватил продукты и жадно принялся жевать. Он ничего не ел уже два дня.

Игорь снял с себя куртку и накинул на плечи мальчика. Потом собрал небольшие ветки и подбросил в костер. Молча присев рядом, он смотрел, как жует данные им продукты малыш. Потом перевел глаза на костер. Они были наполнены слезами, и Игорь не хотел, чтобы Сережа их видел. Сколько же по всему городу, по всей стране таких вот маленьких, никому не нужных детишек сидят точно так же, у мусорных баков и жгут костры, чтобы согреться. И никому нет дела до того, что они голодные, что им холодно. Все куда-то спешат, все куда-то едут на дорогих машинах, разговаривают по дорогим сотовым телефонам, едят пиццы, биг-маки, хот-доги… И никто не обращает внимания на таких, как Сережа.

Игорь повернулся к мальчику, который уже закончил жевать, посмотрел на него и совершенно неожиданно для него, а главное, для самого себя, сказал.

— Вставай, Сереженька. Пойдем со мной, малыш.

— Куда? – Вытаращил глаза мальчик.

— Пойдем-пойдем. Будешь жить у меня.

— Как??? Как это, дяденька???

— А очень просто. Мы с тобой будем жить вдвоем. – Ответил Игорь, подняв мальчика и отряхнув от снега.

— А Ваша жена? – Растерянно смотрел на Игоря Сережа. – Она же будет ругаться…

— У меня нет жены.

— Вы живете один?

— Да. – Сказал Игорь, взял пакет. Но малыш вдруг отстранился от него. Игорь взглянул на Сережу, потом перевел взгляд на пакет, куда смотрел мальчик, и все понял. Сережа смотрел на бутылку пива, этикетка от которой просвечивалась через пакет. Игорю не надо было спрашивать ни о чем. Он понял, почему малыш так испугался бутылки пива. Видимо, все его детство прошло среди таких бутылок. И, видимо, именно из-за них он лишился родителей и живет теперь здесь.

Игорь вынул бутылку, подержал ее несколько секунд в руке и швырнул в ящик с мусором. Бутылка разбилась, и все содержимое вылилось наружу. Игорь взглянул на Сережу. Тот смотрел то на разбитую бутылку, то на него. Игорь спокойно протянул руку. Малыш взялся за нее, и они пошли.

Снег продолжал идти, не переставая. Люди продолжали торопиться кто куда, постоянно попадая ногами в лужи и матерясь. В окнах светились гирлянды, виднелись елки. Дети играли в снежки, катались на санках, гоняли шайбу.

Но среди всего этого по улице, держась за руки, шли два счастливых человека – Игорь, наконец обретший сына, которого не смогла, да и не хотела дать ему жена, и семилетний Сережа, который после долгого проживания на улице возле мусорки наконец обрел отца.

Пусть не родного, но все же отца…

Вячеслав Егоров

2007 год

4 комментария к “Двое в большом городе”

  1. Елена:

    Вячеслав, спасибо за рассказ!
    Так хочется чтобы в этом мире было больше доброты.И не было одиночества.
    Мы, люди, должны помогать друг другу, ведь без этого так трудно жить.

  2. Вячеслав Егоров:

    Вы правы, Елена. В мире должно быть больше доброты, любви, заботы, помощи… Но, к сожалению, сейчас нет этого. Почти нет… Хочется надеяться, что будет.

  3. Елена Л.:

    А как Вы считаете, Вячеслав,что можно сделать, чтобы в нашей жизни было больше реальной доброты, любви, заботы, помощи? Ведь многие из нас искренне рыдают, сопереживая героям душещипательных сюжетов по ТВ, или персонажам литературных произведений. Но закончилась передача, или закрыта книга — и мы, вытерев слезу, продолжаем жить каждый своей обычной жизнью…

  4. Вячеслав Егоров:

    Чтобы что-то изменилось, Елена, мы должны начать с самих себя. Выключая фильм, передачу, закрывая книгу, мы должны осознавать, что и фильмы, и книги (точнее, их сюжеты) взяты все-таки из жизни. Да, они придуманы сценаристами или писателями, но с другой стороны надо осознавать, что где-то далеко, на другом конце улицы, города, области, страны, планеты именно в этот момент происходит абсолютно то же самое, что описано в книге или показано в фильме. Надо осознавать это. Надо не только осознавать, но и заставить себя принять это как существующий факт.

Написать ответ

В началоВ начало